ВС улучшит качество следствия в интерпретации репостов 

ВС улучшит качество следствия в интерпретации репостов 

Последние пять лет в России ежегодно возбуждается около 200 дел за публичные высказывания по антиэкстремистским статьям Уголовного кодекса (УК).  РАПСИ изучило судебную и правовую практику за прошедший год привлечения к ответственности за публикацию различной информации в соцсетях.

Самую активную динамику демонстрируют дела о возбуждении ненависти или вражды (статья 282 УК РФ): если в 2012 году за это осудили 149 человек, то в 2015 году — уже 444. Правозащитники отмечали, что рост обеспечивает в основном первая часть этой статьи — преступления, совершенные с использованием Интернета.
В ноябре Пленум ВС РФ принял постановление о внесении изменений в постановление Пленума ВС от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». Внимание судей привлекли разъяснения о квалификации действий по размещению информации в Интернете, расцениваемых как возбуждение ненависти и вражды.

Результат не заставил себя ждать. Уже в марте этого года Аналитический центр «Сова» впервые с 2011 года зафиксировал снижение числа осужденных за публичные высказывания по антиэкстремистским статьям УК. В 2016 году был вынесен 181 приговор в отношении 198 человек, тогда как годом ранее — 204 приговоров 213 обвиняемым. В большинстве случаев применялась статья 282 о возбуждении ненависти (173 осужденных) и статья 280 о призывах к экстремизму (22 осужденных).
В этом году наметившаяся тенденция более гуманной оценки судами публикаций и, особенно, репостов, в Интернете продолжается. Благодаря чему удалось добиться такого быстрого и заметного успеха? Вероятно, за счет аргументированных и взвешенных пояснений ВС на специальном пленуме, посвященном этой проблеме.
В ноябре 2016 года ВС разъяснял, что сам по себе репост не может приводить к административному или уговорному делу.

По результатам обсуждения, пункт 8 Пленума ВС о практике по делам о преступлениях экстремистской направленности в пункте был дополнен положением о том, что при «решении вопроса о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию, либо выразившего свое отношение к ней, на возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижения лица или группы лиц, судам следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней».

Проще говоря, при рассмотрении дел о предположительно экстремистских публикациях в Интернете судьи советуют учитывать контекст, форму и содержание информации, а также комментарии автора публикации.

По сути, ВС лишь напомнил, что по основам уголовного процесса, обвинение должно доказать состав преступления, важным элементом которого является умысел.  Как поясняют в ВС, один и тот же противоправный материал можно репостить «как со словами поддержки, так и с целью критики». Судьи просят следователей не бороться с теми, кто осуждает экстремизм и привлекает внимание к этой проблеме.

При этом важно заметить, что само по себе уголовное преследование за экстремистские сообщения в соцсетях вовсе не являются российской специфической чертой. Как и не является судебная практика по этой статье каким-то нарушением прав на свободу высказываний. На данный момент, в России не существует ни одного дела о репосте, авторы которых сопровождали их своими комментариями с негативным отношением к публикации.

В законодательстве большинства европейских стран содержатся нормы, которые запрещают, так называемые, «высказывания ненависти», то есть возбуждающие национальную, расовую, религиозную вражду и так далее. Например, Уголовный кодекс Германии предусматривает ответственность за клевету, отрицание Холокоста, богохульство, пропаганду антиконституционных организаций и так далее. За оскорбление церкви там можно отправиться в колонию на три года. В ЕС богохульство также запрещено в Италии, Испании, Польше, Норвегии и ряде других стран.

Следует признать, что в различных российских регионах до сих пор есть проблемы с правильным пониманием законов по этой теме и их разъяснений Верховным судом. К сожалению, можно проследить тенденцию, когда явные ошибки следствия при грамотном решении суда, тем не менее бьют по имиджу последнего (некоторые примеры чего приведены ниже).

В заключение следует сказать, что тема правового контроля за экстремистскими высказываниями в Интернете достаточно новая даже по мировым масштабам. Так что законодательство по ней находится только в стадии разработки и со временем примет более строгую и ясную форму, понятную и объяснимую для всех. Судебная практика еще формируется и наверняка ВС ещё раз обратит внимание на эту актуальную тему. А пока предлагаем читателям ознакомиться с наглядными примерами за последний год, как перегибы следствия и ошибки судей первой инстанции могут негативно сказаться на общественном восприятии правовой нормы. Рассчитываем, что эти примеры будут учтены ВС и законодателем при дальнейшем уточнении законов об экстремизме в Интернете.    

ВС улучшит качество следствия в интерпретации репостов  - ГосИндекс