Власть — рабочим

14 Сентябрь, 2015 год | Мнения |
Власть — рабочим

После событий в Крыму и на Украине россияне стали пристальнее вглядываться в политическую жизнь страны и лучше ее понимать. Поэтому на прошедших выборах откровенную «воду» избиратели отсекали моментально, зато в реальные дела стали вглядываться гораздо пристальнее. Народ устал от разного рода менеджеров во власти. Им нужны профессионалы, которые реально разбираются в проблемах, а не руководители, лишь раздающие указания.

Особенно это показательно в Крыму на выборах представительных органов муниципальных образований. С учетом того, что регион требует особого внимания (стройка, инвестиции, латание дыр после двадцатилетнего бездействия Украины), обычных управленцев там мало, и неудивительно, что победили в итоге люди труда, лучше других знающие обстановку на местах.

Антонина Лысенко от Джанкоя (набрала 43,7% голосов) — инженер-механик, экономист, долгое время отработала в сельском хозяйстве. Юрий Дрозд от Саки (набрал 57,5% голосов) — начал учеником слесаря на Прибрежненском заводе строительных материалов, а сейчас руководит предприятием.

Есть примеры и в других регионах. На выборах в Госсовет республики Коми с большим отрывом победил Олег Осташов (набрал 60% голосов), представляющий партию «Единая Россия». Энергетик по образованию, он долгое время был непубличным, всю жизнь работал на заводе в своем регионе. Депутат городского совета Липецка Сергей Сазонов (набрал 43,2% голосов) начал работать на Липецком силикатном заводе, был мастером, технологом, главным инженером, а затем и техническим директором завода. Его коллега по 27 избирательному округу Александр Астахов — начальник фасонолитейного цеха ОАО «НЛМК» и профессиональный металлург. Награжден знаком отличия «За заслуги перед городом Липецком».

Пока одни партии работали, другие беспардонно делегитимизировали выборы. «Ни дня без скандала!» — именно таким неофициальным лозунгом запомнился РПР-«ПАРНАС» избирателям и СМИ. Искусственно поддерживать высокий градус скандалов не кажется попсовым для оппозиции. Наоборот: задержания Яшина, двухмиллионный кэш «Открытой России» для провокаций 13 сентября, ликбез по срыву выборов — все это экшн, а не реальная работа на благо избирателя.

Та идея объединения, с которой долгие месяцы носились демократы, так и не дала своих плодов. Из четырех областей, в которых выдвигались оппозиционеры (Магаданская, Новосибирская, Калужская и Костромская), зарегистрирован был лишь список в Костроме. По логике, именно на эту область демкоалиция должна была направить весь потенциал, чтобы Россия увидела мощь и силу оппозиции. Но получился пшик и запись Волкова в соцсетях: » Ясно, что не проходим».

Сравнение предвыборных обещаний и реальных дел тоже не в пользу оппозиционеров.  В предвыборной программе РПР-ПАРНАСа не было ничего конкретного, над чем можно было начинать работу в режиме «здесь и сейчас». Зато обещания глобальны и обтекаемы — развить малый бизнес, вернуть налоги в регионы, прямые местные выборы — эти темы не волнуют общество в ежедневном формате. А по сиюминутным проблемам ЖКХ, дорог, здравоохранения демкоалиция не может работать, потому, что нет ни опыта на местах, ни поддержки горожан, ни понимания, что с этим всем делать.

Илья Яшин не лидер общественного мнения — ни в Костроме, ни в Москве. Иначе он стабильно был ньюсмейкером в рубрике «политика», а не «скандалы». Именно поэтому у него не было шансов на выборах — он упустил главный тренд. Реальная работа кандидата (ежедневная, а не предвыборная) и его практически личное знакомство  со своим электоратом, была залогом успеха прошедших выборов.

Пример сильного отрыва власти от избирателя прекрасно иллюстрирован ситуацией на Украине. В Верховной раде сидят силовики, олигархи, актеры, но не шахтеры и не инженеры, и кризис в стране нарастает. Более того, когда националисты зажигали на Майдане те же самые шахтеры Донецка, отстоявшие в конечном итоге свою независимость, может, и могли бы вмешаться в ситуацию. Но лишенные своего представительства и в той, домайданной власти, они не знали, за кем идти.

В российской политической системе раньше были единичные случаи, когда во власти был рабочий, который представлял огромный электорат рабочих. Вспомнить, например, Валерия Трапезникова — бывшего токаря пермского завода, который стал депутатом Госдумы. А сейчас, в силу приоритетов национальной политики, народ выбирает тех, кто будет реально работать. Причем начинать постепенно, с муниципалитетов.

Кандидаты этого цикла разбивают сложившийся стереотип о работягах, которые походя полемизируют на тему политики в гараже после работы. Ежегодное увеличение конкурсов в технические университеты лучшее доказательство того, что молодежь не хочет быть офисным планктоном, как это было 10 лет назад.

Отсюда вытекает интересный момент. В 2000-х было модно увольняться с серой должности менеджера, и уходить «на вольные хлеба», вливаясь в стан псевдоителлигенции.  Частично эта публика стала на сторону демкоалиции, провалившей выборы 13 сентября. Но для нынешней молодежи работа менеджера уже не перспективна. И молодые люди выбирают рабочие специальности, потому что они более высокооплачиваемые.  А это значит, что оппозиция теряет молодую кровь. Поэтому в любом случае в ближайшее время демократам нужно будет делать хотя бы частичную смену своей идеологической парадигмы, чтобы окончательно не исчезнуть с политической карты России. Потому что нельзя бесконечно делать ставку на творческую интеллигенцию, которая ничего кроме впечатления не производит.

Теги:
Власть - рабочим - ГосИндекс