По каким критериям меняются  губернаторы?

15 Февраль, 2017 год | Мнения |
По каким критериям меняются  губернаторы?

То, что нам стали известны точные критерии, на основании которых Администрация начала новый виток чистки губернаторского корпуса, позволяет посмотреть на отставников более пристально. Как известно, ни возраст, ни стаж, ни даже результаты парламентских выборов роли в формировании рейтинга не сыграли. Ключевыми же показателями стали экономика, отношение населения и отсутствие претензий со стороны закона. С последним всё понятно. Дела Хорошавина или Гайзера оставили после себя крайне неприятный осадок. Вроде бы и уже всё хорошо, губернатор сидит, закон торжествует, но по системе в целом уголовное преследование столь высокой фигуры как глава региона, бьет не меньше, чем сами преступные действия. Ведь это значит, недоглядели? Облекли высоким президентским доверием столь сомнительную и темную фигуру? 

Однако, дела против губернаторов расследуются не один месяц, а иногда и не один год. И раскрывать все свои карты правоохранительные органы не очень стремятся, пока объявление не предъявлено. Нет, мы не хотим сказать, что все пять губернаторов (включая январского Аслана Ткакушинова) в чем-то замешаны. Но вот, к примеру, ещё 3 года назад Счетная палата выявила, что каждый четвертый рубль в Адыгее (глава республики – тот самый Ткакушинов) был потрачен с нарушениями. При том, что регион на 70 процентов дотационный – это означает, что местная элита ворует федеральные деньги, а это, мягко говоря, нехорошо. 

В Бурятии за первое полугодие 2016 года было совершено 140 коррупционных преступлений, и это что в два раза выше показателей прошлого года. Против самого губернатора прокуратурой было также вынесено представление — за нарушения при подготовке к пожароопасному периоду 2017 года. 

 Второй показатель – уровень доверия граждан. С ним тоже, в принципе, всё понятно. Вечные конфликты варягов с местными или же просто непопулярность губернатора она ни к чему хорошему привести не могут. Губернатор должен восприниматься не как назначенец Москвы, но скорее как отец родной, и в этом случае у региона есть шанс. Вернемся к нашим героям – Аслан Ткакушинов участвовал в выборах только в 2002г. и набрал два с чем-то процента, после чего всегда назначался на пост главы республики Президентом. Принятие же в 2016г. законопроекта о том, что главу Адыгеи будут избирать при помощи парламентского голосования, продемонстрировало, что в своих сограждан Ткакушинов не верит, и, вероятно, это взаимно.

Рязанская область запомнилась нам конфликтами губернатора с избранными региональными депутатами, обвиненными им в негативном пиаре региона, а в ходе выборов с гонки была снята партия Родина, и как утверждалось, по беспределу. 

В Бурятии также существовал серьезный конфликт между региональной властью и оппозицией, в частности, партией Яблоко. Кроме того, Наговицын активно критиковал и процедуру праймериз Единой России, то есть восстановил против себя практически все политические силы области, лишившись таким образом хоть сколько-то широкой народной поддержки. 

Губернатор Пермского края Басаргин давно назывался претендентом на вылет, что было связано с затяжным управленческим кризисом, в ходе которого областное правительство находилось в долгосрочной фронде главе региона. Это привело в итоге к отставке председателя правительствам ряда ключевых министров, после чего Басаргин решил возглавить кабинет лично, однако, ситуацию это спасти уже не могло. За время конфликта область практически перестала развиваться, что негативно сказалось на рейтинге губернатора. Региону явно нужно отдохнуть от оппозиции варягам, и назначение Решетникова — неплохой компромисс с местными элитами. 

В Новгородской области первая и главная проблема по данному пункту — неотстроенность коммуникации со СМИ, блогерами и населением. Бескультурное поведение Митина в том числе и в телеэфирах, постоянно хмурое лицо создали образ злобного тролля, который себе на уме, а это не вписывается в образ отца земли Новгородской. 

Третий пункт. Экономика. Про Адыгею мы даже говорить не будем. Как говорилось выше, регион почти полностью дотационный, и ситуация не имеет тенденции к улучшению. Ситуация в Рязанской области тоже не сахарная: регион не смог попасть даже в середину экономического рейтинга среди субъектов ЦФО, а объем привлеченных инвестиций в прошлом году сократился на треть. Не зря новым губернатором станет Николай Любимов, с которым связывают калужское экономическое чудо. В Бурятии фееричным провалом предыдущего губернатора стал срыв контракта с Газпромом по строительству газопровода. Развитие республики как туристического региона также по факту провалилось, несмотря на неплохой старт. Даже перинатальный центр, на который были выделены федеральные средства, достроить не удалось. 

Наконец, Новгородская область еще в 2008 году имела образ потенциально развивающегося региона, и на Митина возлагали действительно большие надежды. Однако, Деревеницкий мост строился с целой чередой скандалов, обещанный аэропорт так и не был построен, и в целом вся инфраструктура области испытывает серьезные проблемы. Если к этому добавить постоянное лоббирование интересов «своих» предпринимателей, дальнейшие вопросы излишни.  

Таким образом, на нескольких вышеприведенных примеров можно видеть, что применение новой системы рейтинга осуществляется вполне объективно. Все руководители, составившие первый пул отставников, имели проблемы по всем озвученным критериям. Будут ли успешные новые назначения станет понятно в ближайшие полгода, когда исполняющим обязанности губернаторов предстоит сформировать бэкграунд для своего участия в выборах.