Оживление и легитимность: главные итоги выборов 10 сентября

13 Сентябрь, 2017 год | Мнения |
Оживление и легитимность: главные итоги выборов 10 сентября

Как всегда, после любых выборов, умные яйцеголовые дядьки собираются вместе и начинают обсуждать, а что это, собственно, такое было. В этот раз основных вопроса два – как ЕР смогла нахлобучить всех без особых фальсификаций и даже без особо видной кампании, и как молодые оппозиционеры (в институциональном смысле) нахлобучили в Москве оппозиционеров системных.

Вопрос низкой явки тоже присутствует, но он глубоко вторичен, ибо даже потенциальное снижение легитимности выбранных лиц носит несколько абстрактный характер, потому как никто на них, узурпаторов, с дрекольем никогда не пойдет – если человеку было лень сходить на выборы, то и на протест он вряд ли поднимется.

Что же касается победы Гудкова и Ко, об этом хорошо (и немного обидно) сказал Константин Костин: «даже то, что на период выборов сумели объединиться и вместе поработать, это большое достижение, которого ждали их сторонники более десяти лет».

Однако, мандаты – вот они, и это лучшая защита от любой критики. Да, их не так много, чтобы пройти муниципальный фильтр в его нынешнем виде, и отобраны они, в основном, не у ЕР, а у системной оппозиции, однако, в силу того, что подобного успеха никто не ожидал, и спорить с результатами никто и не будет. В целом же дискуссия на круглом столе, организованном Фондом развития гражданского общества, касалась не того, почему выиграли гудковцы, а почему столь слабый результат показали парламентские партии.

Отсутствие специфики кампании, какой-либо адаптации её именно под московскую актуальную повестку и стало, по мнению экспертов, причиной поражения. Недоверчивый избиратель готов поддержать либо тех, кого видит в процессах защиты экологии или градоустройства, или же согласен выдать кредит доверия молодому поколению политиков. Федеральная же повестка системной оппозиции, транслирующаяся их стремительно стареющим депутатским конкурсом, ожидаемо привлекает всё меньше и меньше сторонников.

Однако, и парламентская оппозиция играет немалую роль в процессе легитимизации выборов, ибо оценивает их вполне позитивно и практически одними и теми же словами. «Ситуация меняется в лучшую сторону» — Сергей Миронов, «Становится лучше» – Владимир Вольфович. Да, в трех регионах результаты системными оппозиционерами не признаны, но эти баталии напоминают скорее арьергардные бои отступающей армии, нежели серьезное сражение.

В целом недовольными остались только неучаствующие политические силы, но их голос слишком тих и отдает явно предвзятостью, поэтому даже Навальный не стал тратить силы на попытки организации протестных акций, а вернулся к своей проверенной тактике открытия региональных штабов.

Не вызывает сомнений, что признание прошедших выборов и, тем более, малое, по сравнению с предыдущими, количество нарушений (менее полутора тысяч, с учетом неподтвердившихся) – это хороший фундамент для легитимизации и президентских выборов в марте. Однако, если парламентская оппозиция, умеренно пободавшись за второе-третье место, признает уверенную победу Владимира Путина, то политтехнологам опять будет нечего делать, и после того, как мы официально установим достижение Образа будущего, в качестве нового курса, оживление политического поля всё-таки следует предпринять.

Оживление и легитимность: главные итоги выборов 10 сентября - ГосИндекс