На юг через юго-запад: о Сирии из первых уст

4 Март, 2016 год | В МИРЕ,Новости |
На юг через юго-запад: о Сирии из первых уст

Корреспондент «Ридуса» Михаил Ронкаинен отправился в Сирию через Кипр и Турцию, чтобы своими глазами увидеть, как живет страна, которая едва не погибла от рук террористической группировки ИГИЛ.

Офис модного хипстерского турагентства в центре Москвы встречает глухой тишиной. Еще недавно часовая очередь здесь была обычном делом, а сейчас о былой популярности напоминает только длинный ряд столов с погасшими мониторами «маков» — когда-то за каждым из них сидели сотрудники.

— Все в административном отпуске, — говорит Катерина. Сейчас она — единственный оставшийся менеджер.

— Административный, — уточняю, — это неоплачиваемый?

— Да, но мы говорим «административный», не так зловеще звучит, — кроме нее в офисе лишь кассир и охранник. Невообразимым образом куда-то делись даже две большие рыжие кошки, которых раньше все тискали в ожидании очереди.

Нелегкие времена в туристской отрасли наступили еще в 2014-м, когда начал падать рубль. Закрытие самых популярных направлений — Турции и Египта — в конце 2015-го окончательно добило агентства. По данным исследования компании «2ГИС», с июля 2014 по июль 2015-го количество турагентств в 15 городах России с населением более 1 млн человек, включая Москву и Санкт-Петербург, сократилось на 13,9%. К марту 2016 года эксперты рынка прогнозируют сокращение турагентств еще на 15%, что неудивительно, ведь Турцию и Египет за девять месяцев 2015 года посетили 4 млн российских туристов, а это 40% всех выехавших за рубеж. После закрытия направлений закрываются и операторы.

Между тем, в отличие от египетского направления, которое полностью закрыто в обе стороны, добраться по небу в Турцию, вопреки расхожему мнению, вполне можно.

Российские перевозчики в едином порыве отменили свои рейсы, но турецким авиакомпаниям никто летать не запрещал. Фактически на данный момент им предоставлена монополия. Вот только пользоваться турецкими перевозчиками никакого желания нет. Хотя бы потому, что где-то глубоко внутри они уже поделили Россию на составные части — в этом можно наглядно убедиться при попытке заказать авиабилет: в поле гражданство вам предложат не только Russia, но и Russia/East of Urals.

Турки уже поделили Россию

Помимо турецких авиакомпаний в плюсе от российско-турецкого конфликта оказался и ранее не такой популярный среди туристов Кипр, куда устремились все истосковавшиеся по теплым морям россияне. Путь туда выпал и мне.

Ежедневный чартер «Уральских авиалиний» из Домодедово битком. В аэробусе, несущем на заветный остров, собрались туристы со всей России.

— Мама, мама, мы же сразу пойдем на море, да? — спрашивает сидящая позади меня девочка.

— Нет, Мариночка, сначала нам надо купить шубу и сувениры всем.

— Мама, но я хочу купаться!

— Успокойся. Море есть и дома, в Северодвинске…

Марина отчаянно пинает ногами спинку моего кресла.

Большинство туристов даже не догадываются (а туроператоры благоразумно об этом умалчивают), что всего в 200 километрах от их отеля не первый год идет кровопролитная война.

 Кого как не котиков фотографировать на Кипре

Именно такое расстояние отделяет Кипр от западного побережья Сирии. Впрочем, речь о том Кипре, куда ездят отдыхать обычные туристы — Республике Кипр. А помимо нее на острове Кипр существует еще и Северный Кипр, которым туристов обычно пугают. От его восточного окончания до Сирии и того меньше — чуть более 100 километров.

Так уж вышло, что небольшой в принципе Кипр делят между собой два государства, одно из которых мировое сообщество за государство вообще не считает. Первое — Республика Кипр — степенный член Евросоюза, населенный греками и застроенный элитными отелями. Второе — Турецкая Республика Северного Кипра — созданный Турцией симулякр, по факту — турецкая провинция, живущая преимущественно за счет просачивающихся из Республики Кипр либо прилетающих напрямую из Турции туристов.

Уже долгие годы турок и греков друг от друга охраняют солдаты НАТО, так что сейчас на острове относительно спокойно и даже открыта условная граница между Севером и Югом. Но, переходя ее, следует быть осторожным и настойчиво просить пограничников Северного Кипра не ставить в паспорт никаких штампов, иначе назад на Юг вас уже не пустят.

В Газиантепе еще есть какая-то цивилизация

Но в моем случае назад и не надо, из местного аэропорта я лечу поближе к Сирии — в турецкий город Газиантеп, известный также как последний перевалочный пункт для террористов, следующих в «Исламское государство».

Впрочем, в этот город прибывает и множество других людей, так или иначе связанных с войной: журналисты, сотрудники гуманитарных миссий и мониторинговых организаций…

Граница у города Килис — так называемая «живая граница»: очередь из фур и машин со стройматериалами медленно просачивается сквозь лагеря беженцев

Местные чекисты на всякий случай проверяют всех. Сразу же после заселения в гостиницу информацию «сливают» сотрудники отеля, особо не утруждающие себя конспирацией.

— Вы не уходите никуда пару часов, к вам заедут поговорить, — услышал я, получая ключи от номера.

— Кто?

— Увидите, — сказал паренек на ресепшен и то ли улыбнулся, то ли плотоядно оскалил ряд коричнево-белых зубов.

«Парой часов» оказалось следующее утро. Трое одинаково пузатых, одетых в черные кожаные куртки мужчин среднего возраста могли бы даже не представляться — такая тщательно выверенная безликость бывает только у сотрудников органов государственной безопасности. Убедившись, что я не потенциальный террорист, и, скорее всего, не вру, а лишь журналист, они отсканировали все бумаги, имевшиеся у меня с собой, включая парковочную карту Пулково и чек из «Макдоналдса», после чего посоветовали не выезжать из города и удалились. Подождав пару минут, я сел в заранее арендованную машину и отправился к границе.

Когда едешь по дороге до городка Килис, рядом с которым находится один из последних действующих официальных КПП между Турцией и Сирией, совсем и не скажешь, что это самая настоящая «дорога смерти».

«Дорога смерти» между Килис и Алеппо

Отличный асфальт, уложенный не хуже европейского, чистые автомобили и современные АЗС. Вот только указатели возвращают в реальность — «Halep — 109».

Всего 100 километров до Алеппо — места, в котором уже пятый год происходит одна из крупнейших катастроф современности. Город, бывший еще в начале десятилетия крупным двухмиллионным мегаполисом, колыбелью современной цивилизации с тысячелетней историей, ныне терпит невероятное гуманитарное бедствие. Пять лет боев «всех против всех» уничтожили исторические памятники, коммуникации и сократили население до 300 тысяч человек — в основном тех, кто в силу возраста или физического состояния не может покинуть город.

Сириец Азим - местная звезда

«Все знают людей, которые за две тысячи долларов сделают турецкие документы, а за пять и в Грецию перевезут, но почти ни у кого нет таких денег. А сейчас нас даже как беженцев в Турцию почти не пускают», — рассказывает встреченный в приграничном районе сириец Азим.

Его жена и двое маленьких детей остались в Сирии, их не пускают через границу, а он сам и старший сын сумели перейти и теперь не знают, что делать.

Уже месяц они живут на приграничной автостанции. Колоритный Азим с халатом поверх кожаной куртки стал настоящей телезвездой, почти каждая приезжающая сюда съемочная группа норовит взять у него интервью. Его сын Максуд тут же торгует палеными сигаретами, газировкой и чаем. По-английски он не говорит, зато с удовольствием позирует со своим складным ножом.

Сын Азима Максуд в целом тоже неплохо устроился

По местным меркам Азим с Максудом отлично устроились. У них есть работа и кров, они не вынуждены копаться в мусоре в поисках еды, как это делают десятки сирийских детей, часть из которых ходит по обочинам дорог, собирая брошенную еду.

Ну а некоторые из них и вовсе живут на помойке, моментально подхватывая «свежие» отбросы. Весь день эти дети предоставлены сами себе, большая часть из них потеряла родителей, и сейчас мусор — единственное, что не позволяет им умереть.

Мусор — единственное, что не позволяет им умереть...

Граница у города Килис — так называемая «живая граница». Вдоль нее с двух сторон стоят лагеря с беженцами, сквозь КПП просачивается ручеек из фур, которые везут продукты и стройматериалы для восстановления Алеппо.

 Сегодня у них будет не такой голодный день...

Но всего в пятидесяти километрах находится «мертвая граница» — это граница Турции и той части Сирии, которая находится под контролем «Исламского государства».

Журналистов тут не ждут, но это связано не только с безопасностью. Именно в этой части границы вереницы фур с гуманитаркой сменяются сотнями и сотнями бензовозов, путь которых начинается в окрестностях города Каркамыш, бывшего некогда крупнейшим в Турции транспортным узлом.
Турция и ИГИЛ — «зеленый корридор» на границе

Особенность этого города в том, что он, по сути, — бесперебойно работающий КПП между Турцией и «Исламским государством», чьи флаги мирно соседствуют по две стороны условной «стены-границы».

Впрочем, стена есть лишь там, где стоят жилые дома. Всего в сотне метров она резко обрывается, и начинается обычное поле со следами колючей проволоки, большая часть которой давно срезана. Где-то здесь ежедневно переходят границу десятки будущих террористов и здесь кровавая игиловская нефть трансформируется в мирную турецкую.

Неспешно выруливая из-за «стены-границы», бензовозы с турецкими опознавательными знаками и недвусмысленными подписями «Эрдоган» едут до ближайших заправочных станций, где стоят уже десятки таких же бензовозов, ждущих неведомо чего.

Буквально каждая рабочая заправка здесь являет собой гигантскую парковку, где группируются машины, заполненные миллионами нефтебаксов.

Эти АЗС — единственный луч цивилизации в окрестностях. При них есть гостиницы и кафешки, вокруг кипит жизнь.

Но не всем так повезло, некоторые заправки уничтожили ранее, чем полилась нефть из ИГ, теперь они выглядят так, как на фото ниже. Примерно так же выглядит вокруг и все остальное. Все, к чему прикасается ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация)…

Теги: , ,
На юг через юго-запад: о Сирии из первых уст ~ ГосИндекс