Интернет останется свободным

Интернет останется свободным

Когда Эдвард Сноуден раскрыл миру глаза на то, что США, в стремлении распространить свою версию демократии на каждую кухню, слушали разговоры буквально с каждой такой кухни, мир вздрогнул и затрепетал. Казалось, что вот он, сияющий Прометей в очках и с ноутбуком, который на этот раз сбежал от американского орла и принес людям огонь правды! Однако, если не считать очень бурных дискуссий, ничего не произошло. Патриотический акт отменен не был, наказания никто не понес, куча европейских лидеров, включая Меркель, сели в лужу, и даже сейчас, спустя два года, Сенат США успешно блокирует законопроект, направленный на прекращение полномочий АНБ по сбору данных о телефонных переговорах.

А старушка ООН покряхтела, покряхтела, да и разразилась Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2013г. общим смыслом про то, что незаконный перехват сообщений – это нехорошо (разумно, он же незаконный!), равно как и сбор личных данных, поскольку, цитирую: «нарушают права на неприкосновенность личной жизни и свободу выражения мнений и могут идти вразрез с основополагающими принципами демократического общества». Оцените иронию: «могут идти», т.е. не факт, что идут в данном конкретном, сноуденовском случае.

Как бы то ни было, пошумели, покричали и забыли. Вернее, сделали вид. Ибо Штаты далеко, управы на них нет, а тут ещё Россия Крым возвращает, вот мы лучше туда. Но осадок, как говорится, остался. И привел к тому, что спрос на пользовательские системы шифрования в Европе вырос почти в четыре раза. Это мы с вами, друзья, пин-коды на кредитных карточках гвоздиком выцарапываем, а европейцы сильно озабочены своей приватностью, и раз правительства защищать их отказываются, то помогать гражданин должен себе сам. На Аллаха  надейся, а верблюда привязывай!

Но вот эта низовая гражданская активность сильно не понравилась тем, кто, собственно, получал профит от доступности европейских коммуникаций. Ведь если у вас есть сообщение, и вы шифруете его длинным-длинным криптографическим ключом, то получившуюся абракадабру вскрыть, безусловно, можно, но на это нужно время и ресурсы! И ценность полученной таким образом информации обратно пропорциональна затратам на её добывание. Поэтому почти каждое государство имеет законодательное ограничение на длину ключа, которым простые смертные могут шифровать свою писанину. Но в случае масштабной слежки даже разрешенный, условно короткий ключик создает непреодолимую проблему государственной машине, поскольку одно дело сканировать трафик как бы с листа, а совсем другое – ломать каждое сообщение.

Обеспокоенность США и Великобритании  была столь высокой, что в январе этого года премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон пообещал принять комплекс законов, которые запретят шифрованные средства онлайн-связи, а в апреле уже глава АНБ США Майкл Роджерс предложил обязать высокотехнологичные компании создавать цифровой ключ, который «открывает» любое заблокированное пользовательское устройство. Оба этих предложения наши евроатлантические друзья даже не потрудились прикрыть своим любимым демократичным фиговым листком, а прямо заявили, что у спецслужб большие трудности с этим проклятым шифрованием, так что давайте его запретим, и не будем мешать людям работать.

Инициативы эти пока не приняты, хотя это и не значит, что принять их нельзя. Но совсем недавно раздался пусть один, но очень обнадеживающий голос. Специальный докладчик ООН Дэвид Кей, потрясая Декларацией прав человека, заявил, что свободное выражение мнений – это неотъемлемое право каждого, поэтому шифрование трафика должно быть разрешено, а массовая слежка – ограничена!  А иначе, какая же это свобода, если в ваше мнение сует нос какой-то левый дядька из Вашингтона, или где у них там офицеры АНБ сидят…

Вопрос, заданный в великом фильме Зака Снайдера «Хранители», «Who Watches The Watchmen?» — это вопрос, который, по сути, задал Кей, сам на него и ответив. Безопасность безопасностью, терроризм терроризмом, но если сейчас мы отмахнемся от базовых прав человека, то завтра можем проснуться в мире, который нам сильно не понравится, и заснуть обратно нам уже не дадут.

Конечно, специальный доклад на заседании одного из комитетов ООН – это ещё не Конвенция, не Резолюция и даже не Рекомендация, но это, как минимум, повод для дискуссии. Организация объединенных наций, хотя и сильно сдала свои позиции, всё ещё обладает возможностью задавать государствам неудобные вопросы, ответы на которые с интересом выслушивают их собственные граждане. Возможно, уже поэтому 1 июня консенсуса сенаторов США по вопросу продления Патриотического акта в полном объеме достигнуто не было, а Джон Маккейн открыто разругался с однопартийцем Рэндом Полом.

Как бы не раздувались США от сознания собственного величия, открыто игнорировать вопросы, поднимающиеся в ООН, они не могут. Добровольно же от такого могучего инструмента контроля за миром тоже никто отказываться не будет. А значит, нас ждет ещё немало увлекательных ходов и попыток продать нам зимой снег. Главное, не терять бдительность!