Если суждено умереть, значит так надо Господу. Побег из общины старообрядцев

Если суждено умереть, значит так надо Господу. Побег из общины старообрядцев

С американской девочкой-подростком русского происхождения произошла по истине пугающая история: 15 лет, отправленную «погостить» к родственникам в Россию девушку, насильно удерживали в Сибири. Рассказ Елизаветы, пленённой старообрядцами, был опубликован в «Медиазоне». 

Бабушка и Дедушка Елизаветы покинули СССР во времена власти Сталина, попав в американский Орегон через Китай и Южную Америку. Дело в том, что предки девушки были старообрядцами, часть из них сохранили свою веру до сих пор. 

Общины русских староверов сохраняются по всему миру, в том числе в Уругвае и Боливии, в Бразилии и Аргентине, также довольно значительное их число сохранилось в США.

В какой-то момент родственники отправили Елизавету «погостить» в один из старообрядческих скитов в сердце Сибири, на притоках Енисея, однако, с билетов только в одну сторону. 

Трудно себе представить, но в Сибири, в сотнях километров от цивилизации, до сих пор существуют поселения старообрядцев, которые бежали туда сначала от российской, а потом от советской власти. Люди в этих деревнях живут натуральным хозяйством, часть из них уходит в скиты, где мужчины и женщины живут отдельно, соблюдая монашеский устав. 

«Они меня сговорили ехать на две недели в гости, просто Россию посмотреть. Они мне не сказали, что билеты-то в одну сторону. Они меня обманули и отправили туда. Мы добрались до монастыря, и вот я прожила там 15 лет».

Группа, с которой она прибыла в Россию, уехала домой без предупреждения, а самостоятельно выбраться из глуши американка не могла: на десятки километров вокруг нет никакого жилья, экспедиции в Красноярск бывают дважды в год, когда на местных реках половодье и можно идти на лодке с мотором. Через четыре года хозяева сожгли паспорт Елизаветы и сообщили, что здесь она помрёт, спасётся и отсюда попадёт в Царствие Небесное. 
«Меня там не били, просто заставляли так жить строго, как они живут. Всё время у нас посты были, каждый понедельник—среду—пятницу, потом посты перед Пасхой, перед Рождеством. Мяса мы вообще не ели. Еда два раза в день, только обед и ужин — и всё, больше не разрешали нам есть. Готовили в кухне, приходишь туда и ешь, что сготовили. Всё из общих чашек ели. Великим постом ещё строже было: первую неделю варёное ничего нельзя было, только так, маленько, морковка да свёкла, и один раз в день. Из механизмов староверы пользуются только лодочным мотором.

У нас земля там очень плохая была, как глина, то мы ходили на речку, находили мягкую землю, её копали в мешки, привозили домой. Потом ещё сжигали землю, всё перемешивали. Дома у нас были из брёвен строенные, топором рубили углы. Мы жили там с четверых до десяти человек в одном доме».

Ужасные условия жизни привели к астме и истощению. Лечиться при этом запрещено. Если суждено умереть, значит так надо Господу. Поняв, что ситуация безвыходная, американка стала бороться за свою жизнь. 

«Я обозлилась, начала придумывать, как я могу оттудова сбежать. Начала тайком лечиться, я ночью ходила на речку с одной девкой, мы ванны сделали такие деревянные, потом воду нагревали в бочке, пихты туда ложили, как я читала про это».

Тем не менее, сбежать удалось только спустя 15 лет. Девушка дошла до другого скита, там одна женщина помогла ей перебраться в деревню побольше, а оттуда она уже выбралась в Красноярск с попутными лодками. У Елизаветы сохранились американские номера телефонов, она смогла дозвониться до знакомых, ей перевели денег, и она легла в больницу. Подлечившись, девушка собралась обратно в монастырь, поскольку долго жить без документов в Красноярске, а тем более выбраться оттуда, она, как ей казалось, не могла. Но новые знакомые помогли ей обзавестись фейсбуком, и она, пообвыкшись, решила уехать в Москву на попутной машине, а там пытаться сделать новый паспорт и улететь в США. Окончательно уговорили её «сродные» братья, живущие в Америке, которые не были старообрядцами. 

«В посольстве мне за три часа где-то паспорт сделали, я принесла справку от милиции, что я его потеряла, и сразу же сделали, я заплатила 150 долларов, что ли. В итоге Елизавета улетела в Сиэтл и теперь живёт обычной жизнью в США. Как сложились её отношения с родителями, из интервью не понятно. Спустя полтора года после побега из Сибири Елизавета говорит по-русски, используя элементы местного диалекта, с американским акцентом».

Если суждено умереть, значит так надо Господу. Побег из общины старообрядцев - ГосИндекс