Что будет с Маккейном? Полное разоблачение 

Что будет с Маккейном? Полное разоблачение 

Сенатор от Республиканской партии США Джон Маккейн, известный своей непримиримой позицией в отношении России, позиционирует свою борьбу с Путиным и Россией как дело сугубо идейное и принципиальное. Что движет Маккейном, когда он в очередной раз позволяет себе подобные высказывания? На портале Politonline вышел материал, авторы которого попытались ответить на этот вопрос.

Нынешний сенаторский срок для Маккейна может оказаться последним и, скорее всего, таковым и окажется, по целому ряду причин:

Возраст
И даже не сам возраст, а существенное омоложение рядов республиканской партии. Эти относительно молодые кадры тоже хотят продвинуться вверх по партийной и, шире, политической карьерной лестнице. В частности, речь о Движении Чаепития, с которым сотрудничал, например, глава администрации Трампа Райнс Прибус, а одним из наиболее известных представителей является Рэнд Пол.
Это движение имеет в основе своей очень простую концепцию: «минимум государства, максимум свободы, правительство враг человека». Во время правления Обамы, который во внутренней политике прославился именно «левыми» инициативами, повышением налогов и прочим государственным патернализмом за счет налогоплательщиков, «чайники» получили огромную популярность у «правого электората».
А вот Маккейн — наоборот. Стоит напомнить, что по опросам 2014 года Маккейн оказался «самым непопулярным сенатором в США». Его антирейтинг составил 53-55%. При этом в Аризоне, штате, от которого Маккейн прошел в Сенат, «Движение Чаепития» фактически подмяло под себя всю систему партийных первичек. Маккейн себе партийную власть в Аризоне вернул, но с большим трудом и результаты были показательны.
На праймериз в Сенат от Республиканцев против него вышла Келли Вард, убежденная сторонница Дональда Трампа и его экономического и политического курса. Тогда Маккейн праймериз всё же выиграл, но с перевесом всего в 10%. И кампания его была построена на том, что он «не будет противодействовать Трампу». К слову сказать, попав в Конгресс, он об этих обещаниях оперативно забыл.
Тем не менее, в Аризоне он выиграл и у демократов, но, опять же, с минимальным отрывом: 53% против 40%. Это в Аризоне, штате традиционно республиканском, который как раз выступает и за ужесточение миграционной политики, и, в общем, не против «стены на границе с Мексикой» и за прочие пункты программы Дональда Трампа и классической республиканской идеологии.
Вернувшись в Конгресс, Маккейн тут же начал «реализовывать свои предвыборные обещания». Но весьма своеобразно. Например, поддержал антитрамповский марш феминисток и представителей ЛГБТ-движения. Что для человека, который идентифицирует себя как консерватор — весьма неожиданно.
Но никакой неожиданности для Маккейна в этом нет. Потому что его вторая жена и дочь — активистки ЛГБТ-движения. И потому, например, Маккейн голосует против поправки, запрещающей однополые браки на федеральном уровне. Снова вопреки всем своим обещаниям перед избирателями.
В рамках других ключевых позиций республиканской партии та же самая история. Маккейн поддерживает законопроекты, осложняющее жизнь владельцам огнестрельного оружия, выступает за либерализацию миграционного законодательства, жестко критикует решение Трампа об особого визовом режиме для граждан некоторых мусульманских стран.
В первый президентский срок Джорджа Буша мл. на всю республиканскую фракцию в Сенате нашлось только двое безумцев, проголосовавших против программы по снижению налогов. Разумеется, одним из них был Маккейн.
Изначально, на пике политической популярности, Маккейн позиционировал себя, как некий герой-одиночка с независимой, третьей позицией по любому вопросу, кроме «кого-нибудь разбомбить».
Но за последнее десятилетие всем стало понятно, что он вполне типичный демократ, который записался в республиканцы и время от времени нехотя бубнит что-то консервативное, заранее понимая, что слова своего не сдержит. В американском политическом жаргоне это называется «flip-flop», перевертыш.
Зачем же Джон Маккейн так себя ведет? Только потому, что Аризона — республиканский штат. Вот и приходится … эээ.. «придуриваться».
Но самое, пожалуй, интересное — это двойственная позиция Маккейна даже по вопросам войны.
В России, да и в США аризонский сенатор известен, в первую очередь, тем, что воевал во Вьетнаме и попал там в плен. И в публичной риторике он тоже сторонник войны, как решения многих проблем.
Поддержка боевых действий, но не развития армии 

В 2008 году американские журналисты вывесили подробный список, как Маккейн обманывал в своих политических обещаниях американских военных. Помимо того, что ветераны не получали от ветерана-сенатора никакой помощи, он еще и показал свою полную некомпетентность по принципиальным вопросам ближневосточной политики.
Политика у сенатора очень простая, повторимся — «давайте их всех разбомбим». При этом Джон Маккейн путает суннитов с шиитами и уверен, что «Аль Каида» это такое элитное боевое подразделение в правительстве Ирана.
Кстати, военная карьера Маккейна тоже имеет ряд интересных подробностей.
Прежде чем совершить свой первый боевой вылет, господин Маккейн разбил как минимум два самолета.
Однако парень очень старался — потому как и дедушка адмирал, и папа у него адмирал — а на момент войны во Вьетнаме и вовсе главнокомандующий всем тихоокеанским фронтом. Одним словом, хоть руки и кривы, но никак нельзя посрамить фамилию.
Прежде чем отсидеть пять лет во вьетнамском лагере, навоевал он в общей сложности десять часов.
За это, кстати, Маккейн получил… скажем мягко — слишком крутую коллекцию медалей. Которая показалась оскорбительной для многих честных ветеранов.
Он, конечно, говорит, что его сбили и пытали — но, судя по всем данным СМИ, его «страшные переломы» — следствие его сбития, катапультирования. Тогда — да, он переломал себе руки и ноги и ребра и все на свете. Но все же это не результаты пыток.
Кстати, есть мнение что сбили его именно русские — например, героический ракетчик Трушечкин. Что же, невозможно доказать, правда это или нет — но такая версия есть.
Итак, в лагерь его доставили переломанным, а после потащили в госпиталь. Однако, давайте вспомним — в госпиталь переводили только тех, кто сотрудничал.
Как это объясняет сам Маккейн? Если на простом русском, что он говорит — я понял, что сейчас сдохну и мне мнужна медицинская помощь.
Выбора у него по сути нет — если не считать выбором красиво сдохнуть. В итоге он сказал — «хорошо, зовите своего офицера!», то есть согласился на сотрудничество.
Но когда пришел офицер, оказалось что сотрудничать не надо — потому что вьетнамцы поняли, что он сын «того самого» командующего фронтом. И положили в госпиталь просто так — как особо ценного пленника. Мало того, СМИ подтверждают — его даже предлагали его отпустить, но он внезапно верный «присяге и долгу» отказался.
На этот счет, впрочем, ветераны Вьетнама пишут, что это не от большого патриотизма. «Потому что ***дством и деморализацией было бы освобождаться раньше чем пленники, захваченные прежде него»,- можно прочитать в конференциях ветеранов, убеждающих — так «по уставу не положено».
На самом деле предлагали ему освободиться или нет — неизвестно. Но если предлагали — понятно, что он не столько беспокоился за товарищей, сколько боялся опозорить папу. А то и сломать ему карьеру — мало ли, вдруг сына завербовали. Так вот — после того, как он отказался освобождаться, его якобы начали пытать.
И даже по его героическому рассказу пытки продолжались… четыре дня. Что известно точно: да, он сотрудничал как пропагандист. Записывал ролики на радио какой он плохой агрессор, а вьетнамцы хорошие. Давал интервью коммунистическим и антивоенным корреспондентам и так далее.
Что неизвестно: выдал ли он в этом сотрудничестве какие-то военные тайны. Но, по собственному признанию, он был готов (!!!) их выдать. Просто сперва его забыли спросить, а потом он передумал.
Что еще неизвестно? Точно ли его пытали. Есть некий общественный консенсус — «давайте не будем оскорблять заслуженного человека такими гнусными подозрениями, поверим герою на слово». Но кроме слов самого героя никаких доказательств этому нет. Зато есть подозрения что сотрудничал он не только в пропаганде — и есть подозрение, что что пытать его для этого не пришлось.
Желающие могут прочитать сам «кейс», расписаный предельно подробно.
Вот — антиамериканская пропаганда, которую писал и озвучивал сам Маккейн.
Опубликована и суть претензий ветеранов — впрочем, внутри статьи тоже имеются «пруфы».

В 2008, когда сенатор баллотировался в президенты, прогрессивные журналисты съездили во Вьетнам, нашли там его «куратора», и…
«Куратор» заявил им (читаем BBC) — конечно же, Маккейна никто не пытал. Наоборот, всегда очень приятно и вежливо общались.
Понятно, что куратор лицо заинтересованное — но осадочек в любом случае остается.
Так вот, с 2008 года его «героический ореол» начал стремительно разрушаться.
Поспособствовали этому и тогдашние маневры Маккейна в ходе президентской кампании 2004 года. Есть мнение, что в рамках президентских праймериз, Маккейн сделал все, чтобы потопить Буша-младшего. И сделал это так, что Кэрри, выдвигавшийся тогда от демократов, предложил Маккейну кресло вице-президента.
У Маккейна тогда хватило политического чутья отказаться, поскольку если бы он согласился, то на этом его карьера сенатора могла очень быстро закончиться. Аризонский электорат попросту не понял бы такой горячей дружбы с «демократическим кандидатом».
Дружба, к слову, на той кампании была поразительной. Дело в том, что в ходе политической кампании Джона Кэрри про него сразу же пошла информация о том, что он «фальшивый ветеран».
Информация эта, к слову, довольно быстро и довольно аргументированно подтвердилась. Но именно Маккейн ринулся на помощь Кэрри, рассказывая, что и сам служил, и сам ветеран, и у самого медали имеются.
Естественно, что за такую политическую «подачу» Кэрри пост вице-президента Маккейну и предложил. Но история с фальшивыми медалями и не менее фальшивым ветеранством Кэрри потопила.
Далее были выборы 2008 года, где Маккейн фактически шел в качестве «правильного» спарринг-партнера для Барака Обамы. И в ходе той кампании снова начались подозрения, что Маккейн куплен демократами в цеелом и Обамой в частности.
Но тут нужно еще углубиться в особенности этой дружбы и вспомнить, что именно тогда появились слухи о тайном мусульманстве Обамы. При этом духовник бывшего американского президента, а тогда — кандидата от демократической партии, Джереми Райт неоднократно высказывал симпатии той же Аль-Каеде.
Параллельно вновь всплыла история с «вьетнамским предательством Маккейна». И тут оба сенатора и кандидата в президенты, которые номинально находились в фазе прямой конкуренции, бросаются спасать друг друга.
Обама заявляет, что Маккейн — настоящий ветеран и герой, а никакой не предатель. Маккейн заявляет, что Обама не имеет никакого отношения к исламу и прочим симпатиям к исламистам.
Обама, как мы помним, выборы выиграл, а Маккейн вернулся в Сенат, где публично критиковал, а на деле — поддерживал инициативы демократов и Барака Обамы в частности.
Инициативы по увеличению налогов и роли государства в частной жизни общества. Именно этим он вызвал окончательную и бесповоротную неприязнь со стороны Движения Чаепития и многих других республиканцев.
Но, помимо прочего, после всех перипетий той избирательной кампании и работы Маккейна в Сенате всплыл ещё и сюжет про то, что Джон Маккейн очень сильно симпатизирует арабам, и больше того, исламистам. Которых он всерьез называет «умеренной оппозицией», а то и просто «иранской гвардией».
Собственно, понятно, что дружба Маккейна с саудитами тоже строится на небескорыстной основе — о чем с доказательствами и фактурой говорят республиканцы и консерваторы. Например, Рэнд Пол — укатавший Маккейна с силой катка. Или, если быть в военном тренде — танка.
И в этом контексте вся антироссийская «ястребиность» Маккейна тоже обретает вполне материальный и даже, наверное, финансовый смысл.
Потому что у саудитов действительно много денег. А работать на иностранное правительство Маккейну не привыкать с вьетнамских времён. Потому, кстати, вполне понятны намеки Дональда Трампа, что ему «больше нравятся герои, которые не попадают в плен».
Поскольку в очередной раз пошла информационная волна о предательстве Маккейна. И теперь эту волну поддерживают уже республиканцы и вообще консерваторы.
При этом Маккейн вместо того, чтобы сменить риторику на более про-трамповскую, продолжает идти вразрез с «линией партии», одновременно играя а поле демократов и подыгрывая Эр-Рияду и всяческим исламистским арабским группировкам. Но, кажется, уже не потому, что у саудитов много денег, а потому, что у них ещё и очень длинные руки.
В общем, на текущий момент сенатор Маккейн потерял практически всех сторонников и поддержку партии и подозревается в диком количестве порочащих связей. И в данном контексте его позиция по России и Путину — это просто какие-то третьестепенные для американского избирателя декорации.
Тут бы разобраться, где Маккейн по вопросам внутренней политики этого самого избирателя не обманул.
В общем, как заявил недавно Рэнд Пол, «не помню за последние четыре десятка лет ни одного случая, когда Маккейн оказался бы прав».

Теги: ,
Что будет с Маккейном? Полное разоблачение  - ГосИндекс